Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Без сердца что поймем?. К юбилею Ш.А. Амонашвили

10 Марта 2006 23:59

 

 На днях мне выпала честь представлять Шалву Александровича в одной детской аудитории. За несколько секунд до того, как выйти на сцену, я вдруг понял, что все научные титулы Шалвы Александровича ничего детям не скажут. Ну, что поймут малыши, если я сообщу им, что Амонашвили - почетный академик Российской академии образования, руководитель Международного центра гуманной педагогики при Московском государственном педагогическом университете, доктор психологических наук?.. Думать было некогда, и о Шалве Александровиче я сказал так: "Перед вами - единственный в мире учитель, награжденный орденом Буратино!" Зал взорвался аплодисментами, восторг был полный.

А про орден Буратино - это не выдумка. В конце февраля Шалву Александровича наградили этим необыкновенным орденом дети прибалтийского города-курорта Зеленоградска "за воспитание у детей и подростков внутренней свободы, чистоты помыслов и уверенности в собственных силах".

Сегодня мы в гостях у Шалвы Александровича.

- Что надо иметь за душой, чтобы идти в педагогику, к детям?

- Не обязательно быть в школе отличником, чтобы стать учителем. Тот, кто был шалуном, кто был неугомонным, кто был двоечником, - тот лучше поймет сегодняшнего шалуна и сегодняшнего двоечника. Каждый из нас рожден быть педагогом. Такие понятия, как папа, мама, дедушка, бабушка - суть педагогические. Воспитательная жилка изначально есть в нас. Я не обязан быть инженером, шофером или солистом оперы, но отцом я быть обязан.

Я знаю мам, которые ни одной педагогической книжки в глаза не видели, и это не мешает им воспитывать достойных детей. И знаю профессоров, которые все книжки перепахали, а сами жалуются на своих детей и внуков. В чем же тут тайна? В знаниях или в самих нас?.. Есть люди, которые именно для школы рождены - такие, как моя учительница Варо Вардиашвили. В каждой школе - один, два, а может, и пять таких учителей с Божьей искрой. Без такого созвездия учителей школа погаснет.

- Если судить по телевизионному экрану, то школа давно погасла. Учительство представляют безликой массой, которая бедствует, бастует или радуется тем крохам, что падают с государственного стола. Личностей не видно.

- Я проводил семинар в одном большом городе. Утром в зале собралось человек семьсот. На сцене у меня класс, я и урок даю, и объясняю... Потом я спохватился, говорю учителям: у вас же с утра уроки, жалко их пропускать, давайте завтра соберемся в два часа. "Не беспокойтесь, - отвечают они, -мы не срываем уроки. Мы бастуем. Все учителя нашей области бастуют". Оказывается, они восемь месяцев не получали зарплату. Если в Германии учителю не платить зарплату один месяц, он пойдет в суд, в профсоюз или телевизор будет смотреть, но он не пойдет на семинар. А наш учитель пойдет, даже если он будет пошатываться от недоедания... Разве это не личности?

- За последние десять лет в России закрылось семь с половиной тысяч сельских школ. В этом году Министерство образования хочет закрыть на селе еще пять тысяч школ. Эта беда прикрывается умным словом "реструктуризация"...

- Село хранит ребенка. Дерево, птичка, дорога проселочная - все это бережет ум и держит в чистоте душу. Тот, кто закрывает деревенскую школу, лишает детей чистоты, похищает небо. Закрывает саму деревню с околицей, речкой и опушкой леса, все это обжитое веками пространство, где выросли многие поколения. Увезут детей в город, и куда деваться родителям? И они туда потянутся. А кто им даст там дом, работу? И вот родители бьются из последних сил, кто-то не выдерживает и спивается, или бросает детей...

- А в это время земля, способная кормить, полная богатств, оставлена... - И вот тут надо спросить: кому она оставлена? Кому нужна экономия на сельских школах?

- Власти и не скрывают, что их конечная цель не школы, а "депрессивные" населенные пункты.

- Есть такая грузинская пословица, попробую ее перевести на русский: "Пустым храмом черти овладевают". Если мы уходим с земли, то мы должны быть готовы, что к нам возникнут притязания. Найдется, кому захватить опустевшие земли. Я был в Магадане, там канадцы уже закупили огромные территории на пятьдесят лет. Что они там извлекают из земли - золото или еще что-то, - никто точно не знает.

Я очень люблю Китай, там мои книги переводятся. И народ этот очень люблю. Но вот что мне сказал недавно ректор Новосибирского педагогического университета: к середине этого столетия китайцы станут основным населением Сибири. За границей уже изданы карты, где сибирские и дальневосточные земли поделены на части. Я видел такие карты. И ты думаешь, что те, кто их заказал, не будут стремиться к тому, чтобы реализовать свои планы?.. Они все сделают, чтобы так было. Это заложено в принципах глобализации.

- Чем глобализация опасна для школы?

- Глобализация говорит нам, грузинам: зачем вам Руставели, он такой сложный поэт, никому, кроме вас, непонятен. Читайте что-нибудь попроще, то, что читают во всем мире. А русским говорит: зачем вам Пушкин, он ведь очень трудно переводится на английский. Глобализация предлагает всем одни технологии. Заказывайте тесты, платите деньги, и вы получите контейнеры с тестами. Это же бизнес. Еще более прибыльный бизнес - "сексуальное просвещение". Или вот скоро в Москве американцы, как мне стало известно, собираются провести конференцию по препаратам для гиперактивных детей. Сейчас много таких детей, и с позиций старой педагогики они неуправляемые. И вот придумали пилюли, которые погашают гиперактивность. Психиатры в Америке назначали эти лекарства детям, причем родители не имели права отказаться. Вскоре выяснилось, что у детей развивается зависимость, а от нее - один шаг до наркотиков. Президент Буш дал право родителям отказываться от этих таблеток. У фирм-производителей начались убытки. И вот вспомнили об огромном российском рынке. Сейчас эти фирмы будут давить, чтобы здесь узаконили применение этих лекарств. Целые вагоны с тоннами этих пилюль уже стоят где-то наготове...

Школы во всех странах оказались сейчас между двух больших опасностей - глобализации и национализма. Как удержать школу от этих крайностей? Я сейчас много думаю об этом... А ответы Нахожу у Константина Дмитриевича Ушинского. Он объехал Запад, изучал опыт школ Швейцарии, Германии и пришел к выводу, что школа может быть только народной, только национальной. Не может быть одной школы для всех стран. "Каждому народу суждено играть в истории свою особую роль, - писал Константин Дмитриевич, - и если он забыл эту роль, должен удалиться со сцены: он более не нужен... Общей системы воспитания для всех народов не существует..."

Грузинская школа должна взращивать грузинский дух, армянская - армянский дух, русская -русскую духовность. Если в Москве будет хоть одна школа, построенная по принципам Ушинского, то она превзойдет всякую вальдорфскую школу. А мы с открытым ртом перенимаем все западное...

- Вы, конечно, слышали модную фразу про "деньги, которые должны следовать за учеником", про подушевое финансирование, которое заставит директоров городских школ набивать в один класс по сорок человек, а оставшиеся сельские школы грозит пустить по миру...

- Если у меня в классе двадцать ребятишек, я каждого знаю. Если их будет сорок, они для меня - муравьи. Если в школе триста детей, то я, как директор, могу утром всем руку пожать. Если их становится пятьсот, семьсот, тысяча, то говорить о воспитании личности не приходится. И значит, что государству не нужны личности, ему нужна просто рабочая сила, послушная масса.

- У меня уже много лет ощущение, что государство тяготится детьми. Они для него не радость, а проблема. На лицах чиновников это просто написано: как бы нам с этими детьми развязаться, куда бы их сплавить...

- Когда случился Беслан, я плакал, и мне до сих пор кажется, что и я виноват... Весь мир обласкал оставшихся в живых детей Беслана. И школу сразу построили. Тысячу раз спасибо всем, кто в этом помогал. Но вот бродят по России два миллиона детей-бомжей, не знаю, как их считали. Как нам сделать, чтобы внимание правительства было обращено на этих детей? Разве они не заложники? Неужели надо ждать, чтобы и их убивали?.. Боюсь, что и убивают, но об этом никто не знает. У нас Беслан - каждый день и на каждом шагу. И как после всего этого можно закрывать сельские школы! Ведь там детей любят, уважают, за ними приглядывают... Все эти разговоры об экономии стыдны. Ну, какие там траты! На фоне доходов любой российской нефтяной компании этих цифр просто не видно, это ничтожные гроши. Если обнародовать соотношение этих цифр, неужели кто-то скажет: нет, Россия не может протянуть руку своим сельским школам...

- Когда вы ездите по стране, вас спрашивают о Грузии?

- Дмитрий, вы мою боль затронули...

- Простите...

- Я же стал гражданином России. Но я грузин и вечно буду гражданином Грузии... Вот что меня радует в поездках по России, по Украине... Ты же чувствуешь мою русскую речь - она не такая, как у тебя. У меня иногда не складывается ударение, склонение по родам... И вот люди терпят мою речь и даже не обращают внимания. И с такой любовью говорят мне о Грузии. Кто-то там был, кто-то родился, у кого-то муж там работал... Обращаются ко мне по-грузински, поют "Сулико". Я вижу, что это от сердца идет, от того, что мы родились в одной стране, и это чувство общей родины есть в тебе, во мне. Не хочу трогать политиков. Они делают что-то такое, до чего нам нет дела.

- Но колодец-то отношений между народами они отравляют. Недавно по всей России соль пропадала, и в Тверской области одна старушка говорит мне: "Это к войне". "Какая война? - удивляюсь я. - С кем?" "Как с кем - с Грузией!"

- Пропаганда делает свое...

- А мы беспомощно смотрим на это.

- Почему беспомощно?.. А твое искреннее слово? А мои искренние встречи в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке... И ведь нас много, мы не вдвоем только... В Новосибирске меня пригласили в православную гимназию имени Преподобного Сергия Радонежского, которой руководит о. Борис. Там дети пели грузинские песни! Не в переводе, а на грузинском языке и грузинским многоголосием! Православие очень соединяет нас. Раньше я этого не понимал. Когда в детстве бабушка читала молитвы, я ей говорил небрежно: "Где твой Бог? Нету Бога!" Она не ругалась, она просто говорила "Иди с Богом" и дальше читала молитвы. Когда в пятидесятые годы я был пионервожатым, то повел своих пионеров в старинную церковь в центре Тбилиси. В нижнем храме там шла служба на русском языке, а в верхнем - на грузинском. Там до сих пор так служба идет... Меня сильно ругали потом, чуть из комсомола не вылетел. Но я не об этом хотел сказать...

Я светский, а не религиозный педагог, но я убежден, что без духовного подхода к образованию мы останемся пленниками схемы. Без сердца что поймем?..

 

Дмитрий ШЕВАРОВ

По материалам газеты "Деловой вторник"



Все "СМИ об образовании"
система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2018


 Rambler's Top100